О нарциссической травме

Психолог 16.09.2014 Віртуальний кабінет психолога Переглядів 776

У нарцисса два “я”, одно грандиозное “Я” и одно ничтожное “Я”, два полюса одного и того же процесса. Когда я училась в МИГИПе, мы в шутку называли нашу учебную группу “Орден Ведра и Короны”, потому как нарцисс попеременно надевает на себя то ведро с помоями, то корону.

Полюса эти так же попеременно не осознаются. Оба они являются способами удовлетворения каких-то потребностей. В основном это потребность в контролировании других, для того чтобы эти другие удовлетворяли мои потребности, то есть, в гранидиозном “я” – не нападали, не ожидали от меня ничего, не управляли мной, хвалили меня, в ничтожном “я” – жалели меня, принимали за меня решения, помогали мне. Если это не работает, нарцисс меняет полюс.

Так вот, депрессия наступает тогда, когда все это не работает, никто не ведется, не хвалит, не жалеет, все сбежали. А по-другому нарцисс не умеет удовлетворять свои потребности, не умеет просить, не умеет любить, то есть совершать обмен “брать и давать”. Потребности внутри так и остаются, все больше и больше заявляя о своей неудовлетворенности, и чтобы поддержать себя, нарцисс или пытается добиться каких-то достижений, чтобы попасть в грандиозное “я”, или начинает обвинять других в нелюбви к нему, попадая в ничтожное “я”. И бег продолжается по кругу.

Попросить кого-то о чем-то или любить кого-то для нарцисса опасно, есть риск попасть в зависимость, остаться уязвимым перед властью другого человека. Надо сказать, иллюзорной властью, потому как опыт небезопасной зависимости всплывает из детства, несмотря на возраст, и переносится в настоящее. Поэтому нарцисс, чтобы его не контролировали, начинает контролировать других, ставить условия, при которых его можно любить. Требовать доказательств и т.п.

Но беда в том, что и партнеров он себе выбирает точно таких же, просто потому, что привык именно к такой модели отношений, а если и попадается не нарцисс, то он его начинает провоцировать на соответствующую роль, то есть начинает сам напрашиваться на то, чтобы ему ответили агрессией  и, тем самым, подтвердить свою картину мира. В результате снова остается один, когда партнеру надоедает играть в эту игру.

Еще один феномен выбора партнера – это проекция. Нарцисс обычно выбирает партнера тогда, когда находится в минусе, он ему нужен, чтобы достроить себя до плюса. Выбирается партнер путем проекции, когда свое собственное грандиозное “я” не осознается и проецируется на партнера, который удобен тем, что он красив или успешен. Сначала нарцисс подстраивается под такого партнера, затем начинает страдать от своей ничтожности еще больше и начинает войну, унижая партнера. Если партнер тоже нарцисс, они меняются местами. В грандиозном “я” иметь “ничтожного” партнера очень удобно, можно свой минусовой полюс на него проецировать, не встречаясь со своим. И так могут жить они довольно долго, меняясь местами. Если партнер не нарцисс, то он оскорбляется и уходит. Или если партнер-нарцисс таки излечивается на терапии, то тоже уходит.

Об излечении можно в первую очередь говорить тогда, когда находясь в одиночестве, человек от него не страдает, не попадает в депрессию “ничтожности” и может быть спонтанным, неконтролирующим в отношениях с другими людьми, а так же не страдает от страха зависимости от другого человека.
На самом деле людей, не страдающих нарциссическими расстройствами, единицы. У подавляющего большинства они есть, только в меньшей или большей степени. Кто-то компенсируется за счет талантов, но рано или поздно, и они не спасают. Именно поэтому апатия и депрессия нынче настолько распространенные вещи.

Контроль при нарциссическом расстройстве может принимать причудливые формы:

  • фобии, как проявление привычной беспомощности, и вытекающие отсюда ритуалы ( если я сделаю так-то, то несчастье не случится);
  • манипуляции и подверженность манипуляциям;
  • увлеченность порядком, педантичность, в том числе в выполнении каких-то правил;
  • ругание себя за прошлые ошибки;
  • контроль состояния своего тела (бесконечный поиск телесных недостатков и их исправление, ипохондрия, пластические операции);
  • достигаторство как попытка контролировать свой статус (не дай бог упадет!);
  • навязчивое контролирование своих действий;
  • постоянный поиск ответов на вопросы “что такое хорошо и что такое плохо?”, “хороший я человек или плохой?”

Постоянно жить в таком тотальном контроле невозможно, и от напряжения у нарциссов периодически случаются срывы: нервные аффекты, алкогольные, наркотические, игромания, повышенная потребность в сексуальной разрядке, либо это отпускание контроля может выглядеть как прокрастинация, сильный беспорядок в доме или нарочито-вызывающее поведение (“вы мне тут не указка!”), напоминающее подростковое.

Анна Паулсен

Олег Перепелица, www.facebook.com/perepelitca.lg/posts/768122846583271



Залишити коментар

Новi сторiнки wikilic

Новини ліцею